Парфюмерные путешествия во времени: Матильда Лорен, Тьерри Воссер, Гарри Фремонт, Серж Лютенс.
Мариан Бендет беседует с Матильдой Лорен, Тьерри Воссером, Гарри Фремонтом и Сержем Лютенсом, что бы сказали современные парфюмеры, если бы могли путешествовать во времени и встретиться с парфюмерами прошлого.

Матильда Лорен (Mathilde Laurent) - парфюмер Cartier Parfums, автор таких ароматов, как Bespoke Perfumer для Cartier Parfums, Roadster от Cartier, Attrape-Coeur La Maison Guerlain, Ylang Ylang et Vanille, Pamplelune, Herba Fresca, Rosa Magnifica из серии Aqua Allegoria и других.
Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век, десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?
Матильда Лорен: Примерно в 1915 год. Чтобы посмотреть на ту эру чистого творчества и зарождения современной парфюмерии. Я бы хотела встретиться с Франсуа Коти из-за его гения и с Жаком Герленом, чтобы посмотреть правильно ли я его себе представляю после всего того, что я узнала о нем в Guerlain!
М.: Какой бы вопрос Вы им задали?
М.Л.: Я мечтаю, чтобы мне удалось понаблюдать за тем, как они работают, увидеть их методы, их пристрастия, понять их специфические подходы и их видение парфюмов.
М.: Если бы Вам удалось объединиться с ними для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?
М.Л.: Для Камиль Клаудель (французский скульптор и графическая художница) за ее восприимчивость, креативность и изумительную современность для своего времени.
М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?
М.Л.: Атмосферу зарождающегося парфюмерного рынка, каким он был в то время. Тогда не было столько парфюмерного "шума"! Парфюм был настоящим элементом роскоши, он не был таким повсеместным продуктом, каким стал сегодня.

Тьерри Воссер (Thierry Wasser) - парфюмер Parfums Guerlain, автор таких ароматов, как Guerlain Homme, Diesel Fuel for Life Pour Femme, Hypnose Lancome, Emporio Armani Diamonds, Fendi Palazzo, Iris Ganache Guerlain, Quand Vient la Pluie, Dior Addict и Dior Addict Eau Fraiche, Truth Calvin Klein и других.
Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век, десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?
Тьерри Воссер: Это было бы между двумя войнами - Первой и Второй мировой в XX столетии. Как раз после индустриальной революции мир понял, насколько много существует неизведанных областей. Та же ситуация наблюдалась и в искусстве, особенно в Париже, где Русские сезоны показали новые изобретения в искусстве. Появилось много импровизаций, например, в силуэтах мебели, и это было так увлекательно!
С кем бы мне хотелось встретиться? Конечно, с Жаком Герленом! Благодаря удивительной должности парфюмера Guerlain, которую я сейчас занимаю, у меня очень привилегированные отношения с Жан-Полем Герленом, правнуком Жака! Для меня это очень почетно, потому что сейчас я имею доступ к информации из первых рук.
М.: Какой бы вопрос Вы ему задали?
Т.В.: Я бы просто понаблюдал за ним, потому что создание парфюма - это очень единоличный умственный процесс, это сложно объяснить. То, что мы делаем, сильно основывается на экспериментах и опытах. Нам приходится пробовать, и пробовать, и пробовать опять... Это выглядит не очень-то логично... Я бы не хотел его отвлекать, а просто бы наблюдал и учился.
М.: Если бы Вам удалось объединиться с ними для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?
Т.В.: Ему было интересно множество вещей, и он знал многих людей. Он участвовал в научных открытиях, дружил с художниками, коллекционерами и дизайнерами мебели - был очень многосторонним человеком! Я бы хотел поработать с ним над ароматом для известной Жозефины Бейкер. Она была самим совершенством!
М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?
Т.В.: Люди в ту эпоху знали все о своем времени: с широко открытыми глазами, носами и ушами они впитывали все, что происходило вокруг. Стравинский с Русскими балетами представил "Весну священную" - это был скандал, но это была и революция в музыке и балете! Тогда же набирало обороты и движение ар-деко! Так много всего... Я думаю, что ароматы того времени, например, Mitsouko, тоже были революционными и основанными на свободе самовыражения.
Я бы хотел вернуть эру "без ограничений". Война была тяжелым испытанием, поэтому обычное время стало "легким". Эта легкость сегодня уже исчезла, потому что нам приходится думать о планете и многочисленных глобальных проблемах. Парфюмерия того времени постоянно менялась, потому что каждый день появлялись новые ароматы! Guerlain создавал ароматы для специальных событий - и для меня это, как мед на душу! Люди хотели веселья и пользовались для этого ароматами... Но потом снова пришла война, а после нее - ничего...


Гарри Фремонт (Harry Fremont) - главный парфюмер Firmenich, автор таких ароматов, как cK One от Calvin Klein (вместе с Альберто Морилласом), David Yurman, Romance от Ralph Lauren, Harajuku Lovers Baby, Homme Exceptionnel от Montblanc, Calvin Klein Man (вместе с Жаком Кавалье), Coach, L by L.A.M.B. Gwen Stefani, Noir de Noir и Tuscan Leather из серии Private Blend Tom Ford, Tuberose Gardenia от Estee Lauder, Juicy Couture, Vera Wang Princess и других.
Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век, десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?
Гарри Фремонт: Если бы я мог путешествовать во времени, то отправился бы в начало XX века, когда современная парфюмерия только зарождалась, развиваясь и двигаясь вперед с каждым новым днем. Как художник, обнаруживающий новые цвета для своей палитры, парфюмеры открывали для себя новые молекулы, изобретенные химиками, и использовали эти новые ингредиенты в сочетании с традиционными натуральными экстрактами, маслами и абсолютами, чтобы создать полностью новые парфюмерные формы.
Один парфюмер полностью выделяется из всех остальных - это Франсуа Коти, человек, который перевернул парфюмерную индустрию. Хотя он совсем немного учился в Грассе, ему удалось выпустить удивительно оригинальные ароматы, создать новые категории и семейства парфюмов. Эдмонд Рудницка, который сегодня, как мне кажется, вдохновляет каждого парфюмера, говорил о Франсуа Коти, что "он был гением и умел видеть будущее".
Получить возможность поработать вместе с ним было бы незабываемым впечатлением. Он придерживался глобального подхода в парфюмерии: уделял внимание и композиции, и флакону, и упаковке, и рекламе, и дистрибуции. Он был не только выдающимся парфюмером, но и уникальным бизнесменом, который за короткое время из ничего построил целую империю. К сожалению, он страдал манией величия, что, в сочетании с другими факторами, в конце концов сыграло с ним плохую шутку.
М.: Какой бы вопрос Вы ему задали?
Г.Ф.: Мне было бы любопытно узнать, ставил ли он себя в какие-то финансовые рамки, когда создавал новый аромат. Мне кажется, что он этого не делал, потому что он обращался к лучшим производителям флаконов, таким как Lalique, а его формулы содержали много дорогостоящих ингредиентов. Примерами этого являются формулы Chypre или L'Aimant. Когда Франсуа завершал составление формулы, то аромат был полностью готов. Не требовалось добавлять в него ни воды, ни спирта, потому что он использовал настои и тинктуры натуральных продуктов, которые и разбавляли остальные компоненты. В то время ароматы были настоящими предметами роскоши.
М.: Если бы Вам удалось объединиться с ним для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?
Г.Ф.: Я бы хотел поработать вместе с Франсуа Коти над изобретением новой парфюмерной формы, как, например, L'Origan, который открывается цветочно-ориентальными нотами на основе цветов апельсина (L'Heure Bleue появится позже). Кроме того, я бы хотел поработать с ним над шипровыми ароматами. Изобрести новое семейство парфюмов, выпустить его на рынок и сделать из этого огромный успех - вот самое изумительное достижение и мечта любого парфюмера, особенно сейчас, когда "жизнь" создаваемых нами парфюмов составляет всего несколько месяцев. Я думаю, что любовь парфюмеров к шипровым ароматам, постоянные разговоры о них были бы самым большим впечатлением для Франсуа Коти, доживи он до наших дней.
М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?
Г.Ф.: Я бы выбрал привезти с собой в прошлое две специфические вещи. Самое важное, я бы привез молекулу L'Hedione High Cis, разработанную специалистами Firmenich. В 1900-х такой продукт позволил бы парфюмеру добавлять воздушности и эфемерности в ароматы, как будто добавляя кислород в формулу. Второй вещью была бы технология head space, которая позволяет ароматам оживать, используя природу в качестве источника вдохновения.
Несмотря на все, что говорят о сегодняшнем состоянии индустрии, парфюмеры в 2008 году обладают самой высококачественной палитрой за всю историю: лучшие экстракты натуральных материалов с таким качеством, которое 15 лет назад даже и не снилось, огромная коллекция молекул с удивительными свойствами, характером и стойкостью и невероятные технологии анализа, позволяющие нам расшифровать любой запах на планете. Я думаю, что если бы мы могли использовать эту палитру на все 100%, то многих проблем, которые стоят перед парфюмерной индустрией сегодня, можно было бы избежать.
К сожалению, в настоящее время бюджет, который выделяется нам на создание аромата, очень мал по сравнению с другими составляющими (парфюмер может использовать всего лишь от 1/50 до 1/30 средств, выделяемых на производство аромата). В результате получается, что каждый новый парфюм - это всего лишь бледное подобие того, что могло бы получиться, если бы парфюмеру выделили больше денег, чтобы он мог использовать более богатую палитру для создания формулы, которая была бы более пропорциональна и сбалансирована. Сегодня мы пытаемся минимальными средствами достичь приемлемого результата - я уверен, что Франсуа Коти возненавидел бы такую ситуацию!

Серж Лютенс (Serge Lutens) - режиссер парфюмерии, директор Les Salons du Palais Royal Shiseido.
Мариан: Если было бы возможно путешествовать во времени и отправиться в какой-то определенный век, десятилетие, чтобы встретиться с парфюмером, который Вас вдохновляет, то куда бы Вы отправились?
Серж Лютенс: Так как это всего лишь игра, то я скажу, что не хочу путешествовать ни в прошлое, ни в будущее. Самым интересным периодом для меня был бы не определенный этап развития парфюмерии, а описанный в литературе. Я говорю о книге Патрика Зюскинда "Парфюмер. История убийцы" - и я бы выбрал Париж XVIII века! Герой этой книги - парфюмер, которого никогда не существовало: Гренуй, который родился в куче гнилой рыбы. У него нет души, нет запаха, но в то же время он обладает самым могущественным носом в мире. Он может унюхать деньги за двумя стенами между кучи других вещей... потрясающе!
М.: Какой бы вопрос Вы ему задали?
С.Л.: Я думаю, Гренуй смог бы ответить на любые вопросы, как, впрочем, и я...
М.: Если бы Вам удалось объединиться с ними для создания аромата, то для кого бы Вы его создали?
С.Л.: Да, мне, конечно же, хотелось бы создать аромат вместе с Гренуем! Он был готов на все и осознавал власть ароматов.
М.: Если бы Вы могли унести что-нибудь с собой в настоящее, то что бы это было?
С.Л.: Я надеюсь, что мне удалось бы принести с собой бутылку и посадить в нее Гренуя!